Дар на­прас­ный, дар слу­чай­ный,
Жизнь, за­чем ты мне да­на?
Иль за­чем судь­бою тай­ной
Ты на казнь осуж­де­на?

Кто ме­ня враж­деб­ной вла­стью
Из ни­что­же­ства воз­звал,
Ду­шу мне на­пол­нил стра­стью,
Ум со­мне­ньем взвол­но­вал?..

Це­ли нет пе­ре­до мною:
Серд­це пу­сто, праз­ден ум,
И то­мит ме­ня тос­кою
Од­но­звуч­ный жиз­ни шум.

26 мая 1828
А.С. Пушкин. Сочинения в трех томах.
Санкт-Петербург: Золотой век, Диамант, 1997.

Ответ Митрополита Филарета А.С. Пушкину:

Не напрасно, не случайно
Жизнь от Бога мне дана;
Не без воли Бога тайной
И на казнь осуждена.

Сам я своенравной властью
Зло из темных бездн воззвал,
Душу сам наполнил страстью,
Ум сомненьем взволновал.

Вспомнись мне, Забытый мною!
Просияй сквозь мрачных дум!
И созиждется Тобою
Сердце чисто, правый ум!
Ответ Александра Сергеевича Пушкина Митрополиту Филарету:

В часы забав иль праздной скуки,
Бывало, лире я моей
Вверял изнеженные звуки
Безумства, лени и страстей.

Но и тогда струны лукавой
Невольно звон я прерывал,
Когда твой голос величавый
Меня внезапно поражал.

Я лил потоки слез нежданных,
И ранам совести моей
Твоих речей благоуханных
Отраден чистый был елей.

И ныне с высоты духовной
Мне руку простираешь ты,
И силой кроткой и любовной
Смиряешь буйные мечты.

Твоим огнем душа палима
Отвергла мрак земных сует,
И внемлет арфе Серафима
В священном ужасе поэт.

1830

А.С. Пушкин. Сочинения в трех томах.
Санкт-Петербург: Золотой век, Диамант, 1997.

Не напрасно, не случайно…

«Дар на­прас­ный, дар слу­чай­ный…?»

Ка­но­ни­за­ция в по­след­ние го­ды рус­ских свя­тых Но­во­го и Но­вей­ше­го вре­ме­ни, хо­ро­шо из­вест­ных нам ра­нее лишь в ка­че­стве вы­да­ю­щих­ся ис­то­ри­че­ских де­я­те­лей, по­ка непри­выч­на. Тем ин­те­рес­нее об­ра­щать­ся к ним в их но­вом ста­ту­се.

Интересное:  Ильин: Книга тихих созерцаний. О справедливости.

19 но­яб­ря / 2 де­каб­ря[1] в на­шем Пра­во­слав­ном ка­лен­да­ре – па­мять мит­ро­по­ли­та Мос­ков­ско­го и Ко­ло­мен­ско­го Фила­ре­та (в ми­ру Ва­си­лий Ми­хай­ло­вич Дроз­дов, 1783–1867). Это был вы­да­ю­щий­ся иерарх, по­ли­ти­че­ский де­я­тель и уче­ный, пер­вый в Рос­сии док­тор бо­го­сло­вия и рек­тор ре­ор­га­ни­зо­ван­ной Санкт-Пе­тер­бург­ской Ду­хов­ной ака­де­мии (1812–1819 гг.), глав­ный ини­ци­а­тор пе­ре­во­да Биб­лии на рус­ский язык, член мно­гих уче­ных об­ществ и учеб­ных за­ве­де­ний, оста­вив­ший по се­бе бо­га­тое ли­те­ра­тур­ное на­след­ство. Имен­но ему, как тон­ко­му ди­пло­ма­ту, пра­ви­тель­ство по­ру­чи­ло со­став­ле­ние Ма­ни­фе­ста 19 фев­ра­ля 1861 го­да об осво­бож­де­нии кре­стьян от кре­пост­ной за­ви­си­мо­сти.

Про­чтя од­на­жды ме­лан­хо­ли­че­ские стро­фы сво­е­го совре­мен­ни­ка, Алек­сандра Пуш­ки­на, рож­дён­ные по­этом в день сво­е­го рож­де­ния («Дар на­прас­ный, дар слу­чай­ный…»), 26 мая 1828 го­да, мит­ро­по­лит Фила­рет от­ве­тил их пе­ре­ло­же­ни­ем в том же че­ты­рех­стоп­ном ям­бе. Срав­ним вы­зов и от­вет.

А. Пуш­кин

Дар на­прас­ный, дар слу­чай­ный,
Жизнь, за­чем ты мне да­на?
Иль за­чем судь­бою тай­ной
Ты на казнь осуж­де­на?

Кто ме­ня враж­деб­ной вла­стью
Из ни­что­же­ства воз­звал,
Ду­шу мне на­пол­нил стра­стью,
Ум со­мне­ньем взвол­но­вал?..

Це­ли нет пе­ре­до мною:
Серд­це пу­сто, праз­ден ум,
И то­мит ме­ня тос­кою
Од­но­звуч­ный жиз­ни шум.

Митр. Фила­рет

Не на­прас­но, не слу­чай­но
Жизнь от Бо­га мне да­на;
Не без во­ли Бо­га тай­ной
И на казнь осуж­де­на.

Сам я свое­нрав­ной вла­стью
Зло из тем­ных бездн воз­звал,
Ду­шу сам на­пол­нил стра­стью,
Ум со­мне­ньем взвол­но­вал.

Вспом­нись мне, За­бы­тый мною!
Про­си­яй сквозь мрач­ных дум!
И со­зи­ждет­ся То­бою
Серд­це чи­сто, пра­вый ум![2]

Об этом сти­хо­твор­ном опы­те мос­ков­ско­го свя­ти­те­ля Пуш­кин узнал от сво­ей зна­ко­мой Е. М. Хит­ро­во, боль­шой по­чи­та­тель­ни­цы мит­ро­по­ли­та Фила­ре­та. «Сти­хи хри­сти­а­ни­на, рус­ско­го епи­ско­па, в от­вет на скеп­ти­че­ские куп­ле­ты! – это, пра­во, боль­шая уда­ча», – пи­сал он ей в пер­вой по­ло­вине ян­ва­ря 1830 го­да. Сми­рен­но со­гла­сив­шись с на­зи­да­ни­ем, Пуш­кин по её прось­бе от­ве­тил иерар­ху, по­свя­тив ему из­вест­ное сти­хо­тво­ре­ние «В ча­сы за­бав иль празд­ной ску­ки…» (19 ян­ва­ря 1830 г.). На этом их от­но­ше­ния за­кон­чи­лись. По­эт и иерарх жи­ли в од­ном го­су­дар­стве, но в со­вер­шен­но раз­ных ми­рах.

В по­след­нее вре­мя по­яви­лось мно­го пуб­ли­ка­ций по те­ме «Пуш­кин и Цер­ковь», в том чис­ле яв­но су­саль­но­го ха­рак­те­ра, где по­эт пред­ста­ёт чуть ли не об­раз­цом пра­во­слав­но­го хри­сти­а­ни­на. Со­вер­шен­но оче­вид­но, что ни ас­ке­тич­ный Иерарх (жив­ший по ка­но­нам), ни жиз­не­лю­би­вый По­эт, ко­то­рый по опре­де­ле­нию не мо­жет жить по ка­но­нам (он для се­бя – «сам свой выс­ший суд»!), – как ум­ные и ува­жа­ю­щие друг дру­га лю­ди, – с та­ким недо­стой­ным ис­ка­же­ни­ем ис­то­ри­че­ской ре­аль­но­сти ни­ко­гда бы не со­гла­си­лись.

Юрий Ру­бан,
канд. ист. на­ук, канд. бо­го­сло­вия

При­ме­ча­ния

[1] На са­мом де­ле ис­то­ри­че­ский день смер­ти митр. Фила­ре­та – 1 де­каб­ря 1867 г., по­то­му что в XIX ве­ке от­ста­ва­ние юли­ан­ско­го ка­лен­да­ря от гри­го­ри­ан­ско­го, фик­си­ру­ю­ще­го аст­ро­но­ми­че­ское вре­мя, со­став­ля­ло 12 дней (то есть дей­ство­ва­ла по­прав­ка по фор­му­ле n + 12; это из­вест­но лю­бо­му сту­ден­ту-ис­то­ри­ку). О про­бле­ме да­ти­ров­ки па­мя­ти свя­тых и ис­то­ри­че­ских со­бы­тий по двум ка­лен­дар­ным си­сте­мам пи­шу­щий эти стро­ки де­лал в Москве осо­бый до­клад («Ко­гда умер адми­рал Уша­ков?»). Го­то­вит­ся его пуб­ли­ка­ция.

[2] Стихотворение митр. Филарета даётся по изд.: «Звездочка». Журнал для детей старшего возраста. СПб., 1848, ч. XXVIII, с. 16.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*